Часть 12. Последние 200 км пути

Снова снились родственники. Проснулся в 6 утра. У меня все меньше еды и воды, поэтому рюкзак становится легче.

Я проделал последние 15 километров по самой длинной прямой дороге Австралии. Какое то странное сегодня утро – машины уже ездят туда-сюда. Через 30 километров выглянуло солнце и можно было сделать остановку, чтобы умыться.

А за десять километров до роадхауса Болладонья дорога из плоской превратилась в американские горки. Подъем и спуск.

В Болладонье меня сразу встретили два чувака Эндрю и Мэтт. Они едут на джипе-пикапе, а в багажнике у них два шоссейных велосипеда. Поболтали, они даже некоторые слова на русском знают, типа «привет», «на здоровье». Они путешествовали по Монголии и оттуда знают русские фразы.

Мы сфоткались вместе. К сожалению, я не получил письмо от Эндрю. Он же угостил меня энергетическим батончиком и вяленными бананами.

at-Balladonia

Этот роадхаус известен своим вкусным каппучино, который можно выпить на этой дороге. Именно его я заказал и еще пирожок с мясом. Здесь есть небольшой музей, который рассказывает об этих местах. Первых верблюдов сюда привезли афганцы, а еще в музее есть кусок обшивки американской космического станции SpaceLab.

Сидел на улице и наслаждался своим каппучино, когда еще один местный мужик Питер спросил как мое путешествие проходит. – Да оно практически заканчивается. Менее 200 км осталось до завершения моей поездки по Австралии. Еду до Норсмана (Norseman).  Он похвалил меня, потому что я выбрал правильный сезон для путешествия по Австралии. Летом тут ад. До 40-50 градусов в тени.

Это кусок обшивки космической станции SpaceLab
Это кусок обшивки космической станции SpaceLab

Я отзвонился Ивану и заодно проверил возможность позвонить в Россию. Оказывается нужно набирать через два нуля и две единицы, а потом семерку и код города или оператора. И оно получилось, только в России еще была темная ночь и телефон у Ксюшки был выключен. У меня уже не выдерживают нервы, так хочется услышать родной голос.

Холмы продолжаются всю дорогу. Но я еду с позитивным настроем. Перестал работать переключатель скоростей на задней звезде велосипеда. А переключаться со спуска на подъем приходится часто. Нужно будет сдать велик в сервис после возвращения, чтобы все тросики поменять.

Километров за 30-20 до отметки 100 км у меня случилось небольшое помешательство. Я перестал контролировать мозг и поведение глаз. Я стал смотреть не на дорогу, а на обочину. Но сначала я загрузился всякими старыми задачами и проблемами, которые оставил дома. Зачем я это вспомнил, не знаю. Я ехал и разглядывал компакт-диски валяющиеся на обочине. Я останавливался и смотрел, что за диски. Потом я нашел держатель для камеры и открутил от него болтик. Потом я нашел пульт от автомагнитолы. Сломаный телефон. Кнопочку не пойми от чего. В итоге я даже нашел синие наушники и они работали. Но звук был отстойный.  Зачем я это делал? Я пытался отвлечься и смотреть на дорогу, но глаза не слушались.  Я остановился.

Я отдышался, достал все сладкое, что у меня было – шоколадку и колу и начал есть. Потом пытался собрать мысли. Вскоре мозг перестал пульсировать и успокоился. Я сам себе сказал, что нужно думать о дороге. Так как думал об этом 11 дней до этого. Смотрим и ждем отметку 110 км, а потом отметку 100 км. Там должен бытьт поворот к роадхаусу Фрезер Ренж (Fraser Range)и можно отдохнуть.

Я поехал дальше и добрался до отметки 110, а потом доехал до последнего 100-ка.

Обычный привал
Обычный привал

Свернул с дороги и через 1,5 км был в роадхаусе. Сходил на регистрацию, заплатил 20 AUD за кемпинг и 25 за ужин. В этом месте прикольный душ, он стоит 1AUD за 5 минут помыться. Я попробовал – душ горячий, вода льется отлично. Закинул 2 доллара и вышел чистый как огурчик.

Здесь нет телефонной будки Telstra, здесь какой-то допотопный телефон с щелкой для монет. Я услышал голос Ксении, но соединения не произошло и она меня не услышала.

Возле кухни я увидел дорожный байк, но подумал, что это велосипед персонала, так как к нему пристегнута тележка с пустыми бутылками. Но когда я зашел на кухню, то увидел чувака, который что-то писал в тетрадку.  – Ведете дневник путешествия? – спросил я. – Я на велосипеде путешествую, – ответил он. И тут я понял, что встретил еще одного велотуриста.  Том из Норвегии, 26 лет. Проехал всю Новую Зеландию и сейчас едет через Австралию. Стартовал из Перта и едет в Брисбан. Прямо как Марк Бомонт в своей кругосветке.

Если вам интересно следить за Томом, то его сайт www.runawayviking.com . Вы можете поддержать его благотворительную часть проекта, где он собирает пожертвования на поддержку команд анимации в детских больницах Австралии.

Два велосипедиста на дорогах Австралии
Два велосипедиста на дорогах Австралии

Он показал свой велик и свой багаж. Я ему показал свою палатку и свой рюкзак. Том согласился, что у меня гораздо меньше вещей. А он везет с собой большой запас еды, и при этом хорошо питается. Утром мюсли и кофе, днем перекус и вечером ужин. Все готовит на горелке. Меня так только родители кормят, когда я к ним в гости приезжаю.

Я рассказал о четких местах на пути через Наллабор и Том аккуратно отметил их на своей карте.

Мы сходили на ужин, поели курицу с овощами и напились чаю. Том рассказал про жизнь в Норвегии, он учился в Великобритании и там тоже ездил на велосипеде. Рекомендовал Уэллс и Шотландию. Он работал в супермаркете в Осло и этих денег ему хватает, чтобы путешествовать в недешевой стране Австралии.

Еще рассказал, что происходило во время терракта Брейвика в Норвегии. Как в такой мирной стране как Норвегия изменили часть законов, позволяющих армии патрулировать улицы. Я сказал, что никогда не понимал зачем  вмешивать беззащитных детей в свои тараканы в голове. В Норвегии минута молчания прошла в одно время по всей стране. Все остановилось. Даже машины, автобусы и поезда.

Я был так рад встретить еще одного велопутешественника и мы проболтали часа три. Я предложил утром стартовать вместе часиков в шесть утра. На что Том возразил, что в шесть утра очень холодно.
– Мужик! Ты же из Норвегии! . Но Том предложил стартовать в 8 утра. Мне не критично, у меня завтра последние 100 км.

Когда я лежал в палатке я пытался понять когда у Металлурга седьмая игра в финале КХЛ. Сегодня, 30 апреля или завтра 1 мая. По сути прямо сейчас, где то в Магнитке должна начаться игра. А нам пора спать.

1 мая 2014.

Австралийцы не празднуют 1 мая. Мы это уже выяснили с Томом вчера в столовке. А вот в Норвегии сегодня тоже день Труда.

Сегодня я закончу пересекать Наллабор (Nullarbor). Сегодня 13-ый день моего путешествия. Тринадцать дней без отдыха. Утром подъем, велосипед и так до вечера. Тринадцать ночей в палатке. У меня на Треке стоит мягкое седло вело-плюш, но даже оно мне сейчас кажется жестким.

Я решил отдать хотя бы одну запаску Тому. У него тот же размер колеса и тоже нипель. И только я это сделал, как обнаруджил первыц прокол за эту поездку на переднем колесе. Быстро заменил камеру и пошел завтракать.

Развел мюсли и пью чай. Утром поболтал с прикольным парнем Джефри. Он два года назад вложился в биткоины и сейчас хорошо наварился. Он путешествует с женой-китаянкой на восток в Сидней. Едут на легковой машине Gelly китайского автопрома. Джефри – человек такого типа, которые часто встречаются среди моих друзей. По сути дилетанты во многих областях, но знают всего понемногу, а особенно много в IT. Не переплачивают за бренд, выбирают Android, ковыряют его или настраивают под себя. Перед покупкой читают кучу форумов и смотрят ревью на Ютубе.  При этом много смеется и очень позитивен.

Том утром снимает ролик для своего блога. Потом мы пакуемся – фотографируемся и выезжаем в сторону хайвея. И вот мы на трассе и пора разъехаться в разные стороны. Тут то Том обнаруживает, что у него спущено колесо. Не на велике, а на тележке. Вот это геморрой – иметь запаски для велика, да еще для телеги – другого размера.

Разбортовали колесо, на камере уже две заплатки. Я стал изучать покрышку и обнаружил, что она почти стерлась. Левая покрышка чаще правой крутит по гравию и изнашивается быстрее. Том решил вернуться в Норсман и купить новые покрышки и камеры до того момента, пока не уехал вглубь Наллабора.  Я подтвердил его решение. Он как раз общался с семьей в роадхаусе, которые собирались ехать в Норсман и вернулся, чтобы попросить его подбросить. А я еду на велосипеде последние 100 км путешествия по Австралии.

Моей попе и ногам осталось потерпеть еще 100 км
Моей попе и ногам осталось потерпеть еще 100 км

Дорога – затяжные подъемы и спуски. Но все таки больше спусков, а для тех кто едет с Запада на Восток первый день из Норсмана должен показаться тренирвкой мышц ног.  Ветер северо-западный, но он не заметен пока едешь по лесной местности.

Встретил еще одного велосипедиста. Его зовут Петер, ему 57 лет, живет в Австралии, но родом из Германии. Рассказал ему про различные места на пути. Успокоил, что воды нужно не так много как везде пугают. Он должен сегодня вечером встретить Тома. Так и случилось, позднее я прочел на сайте Тома, что они ехали практически до Седюны вместе.

Это Питер - он едет через Наллабор с запада на восток
Это Питер – он едет через Наллабор с запада на восток

Через пять минут я остановился возле полицейской машины и мне задали несколько вопросов.

– Вы видели других велосипедистов на дороге?

– Да вот буквально только что.

– Нет. Мы про других.

– Ну, например, паренек из Норвегии вчера во Фрезер Рендж встретился.

-А постарше никого не встречали ?

– А кого вы ищите?

– Мужчина 80-ти лет уехал один на велосипеде. Не видели?

– Нет не видел, – сказал я. А про себя подумал, что моя бабушка после того как ей стукнуло за 80, вообще из дому не выходила. Редко выходила до почтового ящика. Что у них за люди тут в Австралии.

Оставалось 40 км проехать до Норсмана (Norseman) когда начался мелкий нудный дождь. Совсем не хотелось ехать, ветер усилился и стало холодно. Я натянул куртку и решил переждать дождь под деревьями. Природа не дает мне проехать последние километры.

Когда дождь стих я продолжил путь. За 20 км до города я вспомнил, что здесь может быть зона покрытия нормальной сети Telstra. Включил телефоны, но сигнала не было. Даже радио не ловилось.

Проехал еще пять километров и тут телефон начал ловить смс-ки. Первое же сообщение было от знакомого Димы из Москвы – «Леша. Поздравляю тебя с победой Металлурга за Кубок Гагарина. Была очень интересная серия».

А! Отлично. Они все таки сделали это. Вытянули весь сезон и весь плей-офф. Значит я тоже должен это сделать – проехать Наллабор. Осталось 15 км. Это сообщение дало такой стимул крутить педали, что я очень сильно втопил от радости.

Я ехал с горы и кричал во всю: «Металлург –Чемпион!!! Металлург – Чемпион!» Обалденное ощущение – ехать в чужой стране, по красивому лесу и пустой дороге и кричать.  Надо как нибудь еще попробовать.

Потом с третьей попытки я дозвонился до жены. Поговорили, они где то под Псковом, за городом отдыхают. А мне оставалось всего 10 км и потом я еду к ним, домой.

Я приехал в Норсман 1 мая, а вылет у меня 3-го мая из Калгурли. Это еще 160 км на север. Ехать этот кусок на велике уже нет никакого желания. Сегодня уже вечереет и ловить попутку я не стал. Даже если приеду в Калгурли, то будет темно искать там жилье.

Я остановился в Караван-парке, самый дорогой за весь путь – 35 AUD. Спросил у менеджера Ларри, есть ли в этом городе какой нибудь транспорт до Калгурли. Он ответил, что есть автобус, но проходит он здесь только 2 раза в день. В какие дни, он не смог уточнить и посоветовал заглянуть в офис Tourist Information.  Я поставил палатку, закинул в нее вещи и покатил налегке в офис для туристов.

Здесь мне повезло три раза. Первое – я приехал за полчаса до закрытия офиса. В пять вечера. Второе – завтра утром, в пятницу автобус проезжает через Норсман в Калгурли. Три – приятная женщина – сотрудник офиса Эвелин помогла мне забронировать место на этом автобусе. Доплата за велосипед составила всего 10 AUD.

Норсман - небольшой шахтерский городок
Норсман – небольшой шахтерский городок

Завтра утром мы пакуем велосипед и даем ему отдохнуть в автобусе и в самолете.

На заправке возле караван-парка я купил чикен-роллы, там же попросил их разогреть и  молока для мюсли. Я помылся, а потом просто сидел на кухне, кушал еду и пил горячий чай. Смотрел телевизор – местные новости про бюджет страны. На улице было холодно, и вскоре все соседние трейлеры тоже собрались на кухне. Они пили чай и играли в настольные игры.

Я позвонил маме. Сказал, чтобы не волновалась. Со мной все в порядке, просто в течение 10 дней не было связи. Теперь я возвращаюсь домой.